Save

Введение

In: Experiment
Free access

Вторая часть Experiment’а, посвященного русской графике начала ХХ ве- ка, после более общего обзора в первой, рассказывает о судьбах десяти художников, которые по разным причинам надолго выпали из культурной памяти, независимо от того, подались ли они в эмиграцию или остались в метрополии, в Советском Союзе, выжили или погибли в заключении. Иногда это происходило по причинам репрессий и преследований, порой—в результате личного выбора, связанного с опытом выживания или эскапизма, часто из-за замалчивания, искажения биографий и сознательной «маргинализации» возможных соперников другими, более успешными художниками, критиками и искусствоведами, которые преследовали конъюктурные и часто политизированные цели. Причина тому—выбранная или сформированная идеологическая схема и соответствующий ей табель о рангах и список допустимых имен, в результате—сбитые критерии оценок. Тут можно вспомнить и эмигрантов—Браиловских и Масютина, и оставшихся «дома» Бобышева, Лодыгина, Петухова, Энгельса и т.д. Почему их вычеркнули из зоны внимания и научного интереса, на долгие годы оставили почти без выставок и публикаций, приписали к третьему сорту, а их творчество—дурному вкусу? Почему, когда в 1960-е началась частичная реабилитация «Мира искусства», а потом еще и «Голубой розы», почти всех других графиков и иллюстраторов начала ХХ века записали в поденщики, эпигоны, непутевые и незадачливые «бердслеисты» или просто забыли?

Считаем важным, чтобы их истории не пропали, а их «голоса» (письма, дневники, воспоминания) оказались услышанными. Каждый, кто знаком со статистической обработкой данных, знает, что так называемые «выбросы» или единичные оценки, выбивающиеся из общей выборки, подлежат удалению. Но большая История не может быть понята без этих частных, единичных случаев или биографий. Все персонажи публикуемых исследований до того, как стать объектами внимания, были либо очень мало, либо абсолютно неизученными, лишенными научной биографии. Иногда причиной этому стало стечение обстоятельств, иногда—репрессивные государственные механизмы, идеологический отбор, порой—это результат собственной жизненной стратегии и личного выбора, защитного избегания известности, эскапизма, направленных на выживание. Часто так складывалось благодаря вводящим в заблуждение фигурам умолчания или умышленным искажениям в дошедших до нас свидетельствах.

Тем необходимее сегодня беспристрастное изучение и исторический и психологический анализ переписки, мемуаров и других документов, которым удалось уцелеть в домашних и государственных архивах. При этом наименее известные материалы, истории и судьбы, наиболее частные случаи деятелей вторых и более дальних «эшелонов» сейчас кажутся наиболее интересными для исследования: «Только на малых высотах, в “слепых пятнах” и “зонах радиомолчания” и бурлит настоящая жизнь. Назовем эти районы “территорией нулевой степени”—это, так сказать, своего рода антимир, изобилующий событиями, но приберегаемый про запас».1 Иногда требуется минимум усилия, чтобы удалить пелену, и когда это удается, путешествие по краю зоны неразличения оказывается небезуспешным.

«Замалчивание—самая мощная форма лжи» (Джордж Оруэлл). Слишком пафосно, конечно, но ведь и верно,—долгое забвение многих имен героев этого выпуска Experiment’a было во многом мотивированным.

Благодарим

Многие лица и учреждения оказали помощь в подготовке этого выпуска Experiment/Эксперимент.

Выражаем искреннюю благодарность его авторам.

Признательны за щедрую помощь: Александру Брею, Александре Голубиновой, Валерию Дудакову, Владиславу Дяченко, Евгении Каушанской, Марине Кашуро, Михаилу Киселеву, Марине Лошак, Елене Малаховой, Марине Маршаковой, Светлане Паршенковой, Евгении Петровой, Татьяне Рожанковской-Коли, Зельфире Трегуловой.

Кроме того, мы благодарим следующие учреждения за их поддержку: Государственный музей-заповедник М.Ю. Лермонтова (Пятигорск); Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина (Москва); Государственный Русский музей (С.-Петербург); Государственный центральный театральный музей им. А.А. Бахрушина (Москва); Государственную Третьяковскую галерею (Москва); Галерею Галеев (Москва); КГалерею (С.-Петербург); Музей Большого театра (Москва); Музей Малого театра (Москва); Музей МХАТ (Москва); Нижегородский государственный художественный музей (Нижний Новгород); Российскую Национальную библиотеку (С.-Петербург); Российскую Академию художеств (С.-Петербург); Российский государственный архив литературы и искусства (Москва); Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства; Херсонский областной художественный музей имени А.А. Шовкуненко; Ashmolean Museum (Oxford, United Kingdom); Muzej pozorišne umetnosti SR Srbije (Beograd); Pontificium Collegium Russicum (Roma); University of Southern California (Los Angelеs); Virginia Museum of Fine Arts (Richmond, Virginia); Wolfsonian–Florida International University (Miami Beach, Florida).

В.Г., Дж. Б., И.М.

Краткое слово к читателю

В текстах статей выделены курсивом названия книг, периодических изданий и театральных постановок.

Все редакторские вторжения в цитируемые тексты заключены в угловые скобки; авторские особенности написания отмечены знаком <!>.

Даты, относящиеся к событиям в России по январь 1918 года, даются по старому стилю. Напомним, что город Санкт-Петербург был переименован в Петроград в 1914 году, стал Ленинградом в 1924 году, его исконное название вернулось в 1992 году.

Полные сведения о публикуемых произведениях приводятся в списке Иллюстраций.

К номеру прилагаются список условных сокращений и указатели имен и периодических изданий.

1

Маккарти Т. Тинтин и тайна литературы / Пер. с англ. С. Силаковой. М., 2013. С. 34.

Content Metrics

All Time Past Year Past 30 Days
Abstract Views 0 0 0
Full Text Views 66 65 6
PDF Views & Downloads 58 58 8